Александр Огневский
пиар-специалист




Держи мозги в тонусе (часть 2)

Я понимаю, что журналист (пиарщик, копирайтер или там еще какой-то писатель) работает мозгами. А мозг, как и мышцы, нужно тренировать. Тренировка предусматривает режим напряжения, восстановления и питания. И питанием для мозга вовсе не является кофе, никотин и алкоголь. То есть, я не против алкоголя как такового. Я против того, чтобы люди, вливающие в себя мегадозы водки, преподносили «огненную воду» как «единственное» и «правильное» средство расслабления.
Так вот. Мозги любого думающего человека (под «думающим человеком» я подразумеваю творческую личность с довольно напряженным рабочим графиком) должны отдыхать. А лучшим отдыхом в таком случае является смена вида деятельности. То есть, переводя на нормальный разговорный, скажу так: два часа ваял текст – теперь полчаса поруби дрова. За неимением дров - сходи в тренажерный зал. Кровь отольет от мозга в мышцы, мозг разгрузится – и снова будет готов к работе. И древние греки, и не менее древние китайцы, и даже древние славяне считали, что человек должен быть развит гармонично – и духовно, и телесно. К сожалению, современная цивилизация и безумный темп жизни человека сделали акцент более на получение трудовых навыков и реализации этих навыков за денежные знаки, нежели на совершенствовании здоровья и развития физических навыков. Вот и получаем 32-летних инфарктников и 16-летних школьниц со страшнейшим целлюлитом, выставленным напоказ. А уж про то, сутулых журналистов, лишенных хоть какой-то мышечной массы, но зато с сигаретой в зубах, я говорить не буду – это живая картинка наших дней. Типа, профессия у нас такая – много бухать и курить. Абсурдность подобных заявлений я даже не хочу комментировать, потому что человек не предусмотрен природой для того, чтобы фильтровать своими внутренними органами яды – печенью водку, а легкими – табачный дым.
Гармония – вот основа мира. И чем больше способностей – физических и умственных у вас развито, тем легче вам переживать тяготы и лишения этого жизни. Кто сказал, что журналист не должен хорошо бегать? Журналист – волк. А волка ноги кормят. Журналист должен хорошо бегать, не иметь лишнего веса (приводящего к одышке), знать основы оказания первой медицинской помощи (работа-то – экстремальная). А лучше всего, если журналист умеет (ну хоть немного!) драться. Потому что ситуации бывают всякие. И редакционные ксивы помогают не всегда. Поэтому мозги мозгами, но превращаться в засушенного червяка не нужно – физкультура, ребята, еще никому не помешала – регулярная и для себя. Физически развитый человек вызывает уважения больше, нежели умничающий задохлик. Бегайте, прыгайте, плавайте. Не раз в год, а три раза в неделю. И ваше тело будет служить вам верой и правдой многие годы. И не даст вашему разуму угаснуть раньше срока.
Лично мне повезло тем, что сразу после поступления в вуз я начал заниматься карате. Перед этим обошел с десяток секций и только в одной-единственной меня взяли, потому что в остальных был аншлаг. Тренер, Петр Иванович, до того, как открыл в себе талант тренера по каратэ, длительное время служил в морской пехоте инструктором по физподготовке и рукопашному бою. И наши занятия каратэ мало, чем напоминали секцию классических восточных единоборств. Под оберткой каратэшной формы нам преподносили самую настоящую систему армейской подготовки. Мы кувыркались на бетонном полу. Бесконечно отжимались. Выполняли команды «вспышка слева» и «вспышка справа». Наматывали километры «гусиным шагом» и учились работать против ножа. На каждой тренировке. Мало того, для избранных (в число которых попал я) тренер проводил отдельные занятия (это после выматывающей двухчасовой тренировки) по работе на «лапах». Ты пытаешься в состоянии сильной усталости бить по «лапам» и неважно – попадаешь или нет – «лапа» тут же летит тебе в ухо. Первые два года я слышал, что я стою в стойке «как беременная корова» и бить вообще не умею. После каждой тренировки все мое тело ныло. Но у меня был 1-2 дня на отдых – и этот ад повторялся снова. Петр Иванович, как настоящий советский прапорщик, пренебрежительно относился к интеллигенции. «Ты, - говорил он мне, - сильно умный. И это тебя погубит. Ты много думаешь там, где нужно работать на рефлексах!» А чтобы я доходчиво понимал, что такое рефлексы, он их в меня вбивал. «Лапой». После основной тренировки. Это звучит смешно, но при таких тренировках я еще должен был учиться и иногда работать. Вот тут-то, кстати, я и начал постигать гармонию – если после учебы всё грузит – позанимайся пару часов с Петром Ивановичем – и все пройдет. Как рукой снимет. «Лапой». По башке. И все лишние мысли вылетят.
Через четыре года тренировок я был удостоен первой похвалы от тренера. Первой и единственной. Он сказал, что в принципе в морской пехоте я мог бы дослужиться до сержантского звания. Хотя и сильно умный, но для армии и не такие пригождались. Неудивительно, что военные сборы Военного института ДВГУ на острове Русский летом 1998 года показались мне курортом. Пока остальные жаловались на плохую кормежку и шагистику, а вдыхал свежий островной воздух и понимал – а ведь все не так плохо на нашем родном Тихоокеанском флоте! Я понимаю тех, кто жаловался. Все познается в сравнении. В жизни остальных курсантов просто не было Петра Ивановича.
Постоянный переход из «умного» мира (учебы на журфаке) в мир «грубой силы» в конце концов сформировал мое особое отношение ко многим представителям журнализма – подобно моему тренеру я стал считать, что они плохо подготовлены к реальной жизни. И нужно отдать должное Петру Ивановичу – из меня получился неплохой образец криминального репортера. За время своей работы криминальным репортером у меня возникали десятки острых ситуаций, когда потенциальные антигерои моих публикаций пытались «щелкоперу» объяснить, «как надо жить». Объясняются такие ребята обычно физически. То есть – кулаком в морду. Но это в типичной ситуации. Ситуация со мной была нетипичной – зря что ли Петр Иванович пять лет тренировал меня на «лапах». Замахнуться мои антигерои успевали. А вот дальше время начинало работать против них…
За пять лет моей ежедневной работы криминальным репортером в «Новостях» только один раз мне потребовалась вооруженная охрана «силовиков». И то потому, что под дверь моей квартиры приехали двое бодрых ребят из местной ОПГ с карабинами «Сайга» в руках.
Я думаю, каждому из нас нужен свой «Петр Иванович», который из высоких духовных сфер спускает мечтательно-романтическую творческую натуру на грешную землю. Так, чтобы земли под ногами не теряли. И понимали суровость окружающих реалий.
Назовите это «контрастным душем». «Дуализмом мира». Или еще какой-нибудь умной хренью. Но я считаю, что напряжение мозга должно уравновешиваться напряжением мышц. И гармоничным развитием личности. Умственным и физическим. Посмотрите на Джеймса Бонда. За 50 лет «бондиады» этот герой демонстрирует не только мощный интеллект, но и хорошо проработанное тело, а так же хорошие навыки стрельбы и рукопашного боя. Был бы этот герой столь очаровательным, если бы был сутулым синюшным интеллигентом с тонкими руками-ветками? Вряд ли. Поэтому этот супершпион вот уже на протяжении 50 лет меняет лица. Но одно качество у него остается неизменным – всестороннее, то есть, гармоничное развитие личности. Такой вот, понимаешь, голливудский проект гармонии мозга, духа и тела.
Нужно помнить - однобокое увлечение чем-то одним всегда приводит к перекосам – телесным и душевным. Зачем же добровольно превращаться в морального инвалида? Конечно, я понимаю – поднимать стакан с водкой и вливать в себя производные С2н5ОН (цэ два аш пять о аш) – это довольно просто. А вот перестроить свой режим под трехразовые занятия в тренажерном зале, привыкнуть к посттренировочной боли и упахиваться до седьмого пота – тут нужна воля. И концентрация. И примерные представления, чего вы добиваетесь в этой жизни. Мозг, отравленный водочной анестезией, не способен к концентрации. Иначе ездить пьяным за рулем было бы вполне законной процедурой. Концентрация, воля и усилия – и ваша мечта о гармонии станет ближе.
Вообще, спасибо стройкам Саммита АТЭС, на которые ушло 4,5 года моей жизни. Ребята-строители настолько системны (проекты, согласования, директивные графики выполнения работ), что без плана ничего делать не будут. И это очень хорошо. Потому что, если ты гуманитарий (как я), значит, ты все ждешь музу, которая тебя окрылит. А муза может задержаться в полете. Строители никаких муз не ждут. Есть директивный план выполнения работ – вот и работают по нему. А работать без вдохновения, по плану, знаете ли, тоже бывает полезно – ничто не отвлекает и нужно уложиться в отведенное время.
Отсюда следует: чем в большем тонусе находится ваша грешная биологическая оболочка (тело), тем в большем тонусе находятся мозги. От хорошего тонуса улучшается (применю советский термин) «производительность труда». Ну, а если вы успешно работаете на себя (или на хорошего работодателя), то растет и ваш материальный достаток, прямо пропорциональный производительности вашего труда. А достаток является мерилом эффективной работы. А не значки, грамоты, титулы и почетные звания, которые можно отнести к атрибутам морального стимулирования труда.

  © 2013г. Огневский Александр Владимирович