Александр Огневский
пиар-специалист




Введение в пиароведение

Лекция №1 (для тех, кто долго думал, но все-таки поступил на специальности «журналистика» и «связи с общественностью»)
Знаете, я не хотел поступать на журфак. Вот до последнего не хотел. До 16 лет я вообще не думал о журналистике. Просто так получилось, что не вовремя подал документы в школу милиции (нужно было это делать до декабря 1993-го года, а я пришел в июне 1994-го). После этого я окончательно осознал, что являюсь разгильдяем. И мне оставалось только подать документы на русскую филологию, поскольку именно на подготовительные курсы этой кафедры я и ходил весь последний год. Русская филология, кстати, для журфака ДВГУ была праматерью. Когда-то именно на ее базе было сделано отделение журналистики. В конце 1980-х эти факультеты окончательно размежевались.
Русская филология – скука скучная (так я думал). А тут открыл газету «Утро России» и прочел заметку о том, что на журфаке в этом году НЕДОБОР студентов. «Как так?» - вопрошал автор заметки. Кстати, заметка была примерно строк 20. Я показал заметку родителям. Моя мама, изрядно подуставшая от моих выходок в школе, прочитав заметку, сказала: «Иди хоть туда поступи, что ли…» Вот она, сила печатного слова.
Журфак меня встретил исключительной демократичностью. На лекции можно было не ходить, в коридорах полным-полно неформалов, а два каких-то чувака всерьез рассуждали (возле расписания лекций) о создании своего визуального двойника по книге Карлоса Кастанеды.
«Дурдом на выезде» - так я первоначально оценил ту среду, в которой оказался.
Впрочем, надо отдать им должное, лекторы на журфаке умели заинтересовать. Через какое-то время я понял, что в области российской истории, например, у меня были не просто пробелы, а полное отсутствие каких-либо знаний (привет школе №53 г. Владивостока!), поэтому пришлось дотягиваться. Это при том, что нам историю не преподавали! Нам преподавали литературу, а ее невозможно понять, если ты не знаешь, в какой исторический момент писатель или поэт творил. В библиотеке ДВГУ был полный аншлаг. А стоять в очередях я патологически не мог. Тогда я нашел библиотеку ТОФ (имени Валентина Пикуля), в которой можно было найти ЛЮБЫЕ КНИГИ за сущие копейки годового абонемента. Итогом моего пятилетнего пребывания на журфаке стал красный диплом. Ну, а когда у тебя диплом журфака, то поневоле приходится идти и работать по профессии.
Так вот, отвлекаясь от моих студенческих воспоминаний, хочу посетовать на нынешнюю молодежь. Я до четвертого курса не собирался работать журналистом, но… Я записывал все лекции, которые нам читали. Я читал любой бред, который нам рекомендовали к прочтению. Я не стеснялся задать вопросы, если чего-то не понимал. В 1990-х годах на журфаке читали такие спецкурсы по религиоведению, что никакие религиозные проповедники до сих пор не могут со мной поспорить на равных. Фрейд. Юнг. Бердяев. Жан-Поль Сартр. Это преподавали не на философии и психологии. Это все была «история религии». Два года по два раза в неделю. Теперь же детишкам не нужно ничего. Или их родители хотят, чтобы дети звездили на ТВ (ох, уж этот Андрей Малахов) или самим детишкам уже мало социальных сетей – им подавай официально признанные СМИ. Правда, тут возникает одна проблема. Это на улице, в интернете или со сверстниками будущие студенты-журналисты чувствуют себя расковано. В более официальной обстановке они теряются, бекают, мекают и краснеют. Они хотят быть великими пиарщиками, но не умею писать. Поручите им автобиографию – они даже трех строк не родят. Не уметь писать – это не страшно. Нужно учиться это делать. Проходить практику в СМИ. А дети поколения Пепси, в большинстве случаев, не хотят этого. У них презрение к тому, что называется словом «новичок». Но и это еще не страшно. Страшно то, что многие преподавали предмета под названием «связи с общественностью» на лекциях начинают рассказывать первому-второму курсу о том, что пиар и журналистика – это две разные вещи. Дескать, пиарщик (любой) – это великий стратег и полководец, а журналист – этакий покорный исполнитель воли. Когда я слышу такое, у меня возникает только один вопрос – а сам пиарщик-то сможет статью написать вместо журналиста, если что?
К сожалению, большинство преподавателей «связи с общественностью» не хочет (или не может) понять простой вещи – невозможно прочесть «Войну и мир», не зная азбуки. Сначала мы учим буквы, потом учимся читать слова и только после этого – писать сочинения и т.п. Первые годы студент должен учиться читать книги и учиться писать. Писать много. Пахать в редакции. Узнать изнанку той сферы, с которой придется работать. В итоге я понял, что проще посвятить «изнанке профессии» отдельную лекцию с описанием нескольких простых правил. Отмечу, эта лекция предназначена для студентов и новичков в области пиара. Остальным лучше этого не читать.

Правило первое. «Держите мозги в тонусе, а окружение – на расстоянии»
В своей жизни я встречал немало поистине гениальных людей, которые не смогли в полной мере раскрыть свой талант из-за своего окружения. Точнее, из-за того влияния (нередко дурного), которое на них оказывает их окружение. Признаться честно, мне и самому приходилось оказываться в ситуации, когда советы друзей и хороших товарищей приводили к печальным результатам. Вы можете быть сколь угодно умными, но в типовых ситуациях доверие вытесняет здравый смысл. Поэтому говоря о том, что вы должны «держать мозги в тонусе», я имею в виду критичный подход к мнению своего окружения. Да, вы можете дружить с детского сада. Да, у вас общие интересы. Да, вы доверяете друг другу, но… Задумайтесь над тем – насколько глубоко вы знаете специфику работы своих друзей. Я думаю, вы имеете о ней весьма поверхностное представление. А к вам однажды ваши друзья могут обратиться с просьбой как к уважаемой «акуле пера». И привычка всегда говорить друзьям «да» может стать для вас фатальной ошибкой. Объясню на примере. Я пришел на журфак в 1994 году. В этом же году я серьезно занялся карате. А двумя годами спустя в компании своих друзей начал интенсивно тренироваться в «качалке». Спорт принес свои дивиденды очень быстро: входя сразу в несколько спортивных вузовских команд, я получал не одну, а сразу несколько стипендий. Что с лихвой перекрывало потребности молодого организма. Пока мои однокурсницы горбатились на телевидении, делая сюжеты за копейки, я получал нормальные деньги за хорошую учебу и участие в спортивной жизни ДВГУ. Это было очень хорошо. Вот только, к сожалению, это «очень хорошо» в итоге чуть не завело меня в карьерный тупик. Работать в СМИ я не хотел – студентам платят мало, а времени на работу уходит много. Поэтому я предпочел отрабатывать практику в газете на «вольную тему» - писал готовый опус о том, что знал (в основном, это были темы про мордобой, уличные разборки, гопников и т.п. – этого добра было хоть отбавляй в моем микрорайоне) и приносил в редакцию. А поскольку времени было у меня много, я писал свои опусы долго и вдумчиво, красиво описывая криминальную составляющую в жизни молодежи. За мои статьи платили хорошие гонорары – и это радовало меня больше всего. И вот в 1998 году меня пригласил на беседу заместитель главного редактора газеты «Новости», который предложил мне работать в штате. Штатная работа – тяжкий труд. Тебе платят оклад, но ты должен выработать норму в строчках, выполнять все поручения руководства и ходить на планерки. Это занимает почти все твое жизненное время. А главное – зарплата в месяц примерно равна всем выплатам за спорт. Если честно, сам факт того, что мне предложили работу в штате вызвал у некоторых работников шок. Объясню почему. В те годы молодые журналисты были почти поголовно неформалами – довольно длинные волосы (иногда покрашенные в разные цвета), объемные штаны, дурацкие футболки и.т.д. Но самое главное – эти ребята категорически не вели здоровый образ жизни – ели на ходу, много курили, любили выпить и потусить. И тут заходит нечто с перекачанными плечами, ростом 173 см, с бычьей шеей, которая венчается маленькой коротко остриженной головой. Черные туфли, синие джинсы и футболка с короткими рукавами. Конечно, в криминальных бригадах тогдашнего города Владивостока были ребята и более габаритные. Но у них и профессия была другая, подразумевающая физическое воздействие на противника, желательно голыми руками и быстро. И никогда раньше мощные быкообразные существа не приходили работать в штат газет – они просто не вписывались туда внешне. Тем более, что в тогдашней журналистике считалось: сила – уму могила. А тут главный редактор приглашает ЭТО работать штатным репортером. Позже мои коллеги из «Новостей» рассказывали мне, что при моем первом появлении они подумали: «Совсем плохи дела у газеты, - такого бычару берут на работу. Да у него мозгов нет!»
И, кстати, в этих своих представлениях обо мне они были недалеки от истины. Получив такое предложение, я поехал домой. И несколькими минутами спустя я задал вопрос своим друзьям – идти мне работать в «Новости» или нет? Приглашают – неудобно отказывать. То, что произошло дальше, выходит за рамки нормального восприятия действительности. Оба моих друга стали мне говорить о том, что работа в штате убьет меня как спортсмена. Мол, тренировки забросишь, реакцию растеряешь, качаться не будешь, станешь дохлым и тебя любой задохлик на улице запинает. Говорили они так образно и так убедительно, что я подумал – а действительно, деньги есть. Вот отучусь в вузе – и пойду работать. А пока посвящу себя спорту. И вот тут я сделал самую большую ошибку. Дело в том, что был уже четвертый курс. Через год выпуск и работой нужно по профессии нужно было озаботиться заранее. Но мнение моих друзей мне было дороже. Сегодня, давая оценку тем событиям, я понимаю, что сделал неправильный выбор. В представлении моих друзей работа в штате газеты была забавой, делом несерьезным и неважным. А вот тренировки были самоцелью. Их неправильная оценка действительности повлияла на мое восприятие работы. И я не пошел работать в штат «Новостей». Когда я пришел туда через год, в редакции уже успел подрасти талантливый молодняк, а кое-кого из молодых так и вовсе выдвинули руководить отделами. Моя карьера забуксовала в самом начале. Работал-то я хорошо, но расти было уже некуда! А вот теперь самый главный вопрос – что сказали мне друзья, когда спустя 10 лет я стал им выговаривать за их дурацкий совет? Они сказали так: «Мы тебе посоветовали, но выбор был за тобой. Сам виноват!» И я с ними полностью согласен. Вот только с этого момента к советам извне я прислушиваюсь с большой долей настороженности. Если люди (пусть даже входящие в близкое окружение) дают советы, но снимают с себя ответственности за результат – стоит ли их слушать? Ответ знаете какой? Не слушайте никого!

Правило второе. «Карьера или деньги! Конечно, деньги!»
Среди множества ошибок, которые я совершил за время работы в сфере СМИ и пиара, самой грубой ошибкой была «гонка за должностями». Находясь под влиянием западных стереотипов, я наивно полагал, что каждая следующая ступень карьерной лестницы приводит к росту материальных благ. «Хрен тебе!» - ответила российская действительность. Вообще, российские реалии – это волнорез для западных стандартов. Вот вроде хочет наш человек сделать все по-западному – почитает умные книжки, съездит за рубеж – ума-разума набраться. А сюда приедет – бабах - и не вписывается в местные традиции. Вот и я попал в такое же логическое противоречие: Редактором отдела в газете я стал в 22 года. На это мне потребовалось менее года. Я выдавал на-гора массу сенсаций и расследований. «Рожал» пачками острые материалы. Собирал вокруг себя такие же молодые дарования. И мне дали должность. И тут я вообще разошелся. Редактор отдела? Мало! Надо становиться замом главного редактора. Я уперся рогом и начал пахать по-стахановски. Я стал еще более «звонким» автором газетных публикаций. Я в открытую заявлял о своих претензиях на власть. Стал получать второе высшее образование (юридическое), всем своим видом демонстрируя - «я пойду выше!» Мне было наплевать на то, что сегодня я получаю относительно небольшие суммы денег. Я жил своим «генеральским «завтра». Но чуда не происходило. Рядовые работники, не имеющие амбиций (а так же проблем со временем), уходили в с работы в пять вечера и косили шару на выборах (благо, что их было много). А я, с упорством, достойным лучшего применения, все штурмовал неподъемную высоту под названием «заместитель главного редактора». Видя такое рвение, начальство (на словах) хвалило меня и ставило в пример, а (на деле) начальниками становились совсем другие люди. На это у меня ушло долгих пять лет. В «Новостях» я не смог стать замом. Я пришел в газету «Владивосток» - и ситуация повторилась. Правда, запала у меня было уже поменьше.
Так вот. Если бы сегодня какая-нибудь машина времени вернула бы меня в далекий 1999-й год, я бы все сделал совсем по-другому. Первое – я бы не демонстрировал открыто свои амбиции. Второе – я бы учредил собственное юрлицо (пиар-агентство, например) и стал бы работать на себя. Все полученные в газете знания я тут же применял бы в частной практике. Третье – я бы ни при каких условиях не лез в начальство. Оставаясь «своим в доску» парнем гораздо легче решать собственные проблемы, нежели будучи тем, кого считают выскочкой и карьеристом. Четвертое – я заводил бы связи среди коммерсантов, которых можно брать под свое пиар-обслуживание. Почему коммерсантов? Потому что политики приходят и уходят, а бизнес (и его деньги) остаются.
Традиции сегодняшнего общества таковы, что единственным мерилом социальной адаптации человека в обществе являются деньги. Вместо того, чтобы гоняться за мифическими должностями (которые еще и не дают денег), лучше развивать свой собственный (пусть и маленький!) бизнес. Получая ежедневно хоть какую-то свою копейку, вы работаете на себя. Ваш доход не зависит от «дяди», который в угоду своим меркантильным интересам может переступить через ваши. Вас лишали премии? Сокращали вам зарплату? Не отдавали проценты от принесенного заказа? Если хоть раз вы ответили «да» - задумайтесь, стоит делать карьеру или все-таки деньги? Деньги не приводят к счастью. Но зачастую именно они могут стать и фундаментом удачной карьеры, и «смазкой» для решения особо сложных вопросов. А сама по себе должность (если, конечно, вы не Верховный Главнокомандующий), не дает ничего. Многим людям (да еще и в других регионах) ваша должность ничего не скажет. А вот деньги – язык международный. «Карьера или деньги?» - спросите вы. – «Конечно, деньги», - отвечу я!

Правило третье. «Будь в форме!»
Пиар и журналистика – работа умственная. Но жизнь такая штука - требует гармонии и равновесия. Следовательно, помимо того, что вы должны «упахиваться» умственно в пределах своего офиса, в вашей жизни должно быть отведено некоторое время на физические упражнения. Неважно, какими будут эти упражнения – бег, прыжки, велосипед, бодибилдинг или карате. Важно другое – длительное мозговое напряжение очень хорошо снимается при помощи самых тупых физических занятий. Плюс развивает пластику и координацию. А в нашем бизнесе ведь все жестко – кому ты нужен, больной? Если ты болен – ты сходишь с дистанции. И становишься невостребованным.
Но дело не только в физкультуре и спорте. Журналистика – рисковая профессия. Одно из профзаболеваний (которого никто не стесняется) – алкоголизм. Множество молодых талантов полегло в неравном бою в зеленым змием именно в силу того, что до определенного момента эти люди из-за избытка здоровья (генетика хорошая!) не чувствовали, как их убивают ежедневные 100-200 граммов водочки. Сегодня по 5 стопок, завтра. И послезавтра. Но и еще на выходных для разрядки. А дни рождения в редакции? А день советской балалайки? Через 15 лет печень начинает протестовать, но поздно. Поезд ушел. Здоровье не то. Карьера не та. Денег вечно не хватает. Вот поэтому-то в любой редакции полным-полно настоящих гениев с остатками породистости на испитых лицах. Они умны, образованны и… совершенно бесперспективны. У них нет инициативы и огонька. Взгляд их давно погас. У них нет воли что-то менять. Они, как бурлаки, тянут лямку профессии. И первыми не станут уже никогда. Хочешь стать таким? Вряд ли. Они тоже раньше не хотели. А результат?
И вот вам история в тему. Про журналистику, алкоголизм и смерть. Кому-то эта история может показать морализаторской – дело ваше. Но она абсолютно правдива, это уже точно. Году примерно в 2003-м в редакцию газеты «Новости» было привезено молодое дарование из какой-то деревеньки под Уссурийском – парня, жившего в 150 км от Владивостока и подававшее большие надежды, как будущая звезда. Бесспорно, талант у дарования был. И хороший талант. Вот только бриллиант тем и отличается от алмаза, что бриллиант блестит во все свои 56 граней. А алмаз остается ценной заготовкой, но не готовым продуктам. Ну не было у парня, приехавшего из сельской глубинки, настроя ежедневно пахать. Не хватало у него выучки из любой не очень ценной заметки сделать готовый хороший продукт. Он хотел писать только на громкие, объемные и резонансные темы. И ему их дали. За первый месяц он выдал четыре больших зубодробительных репортажа на разные темы. Маленькие заметки он игнорировал – не его масштаб. Половина редакции открыто поддерживала юношу. Дарованию говорили, что вот-вот он будет принят в штат, а затем его сделают начальником отдела. Меня в деятельности юного гения смутило два момента: каждый рабочий день редакции завершался тем, что парень выпивал минимум стакан водки в компании с другими журналистами, и выпив, всерьез начинал рассуждать, что ему было бы неплохо в ближайшее время стать начальником отдела. При этом некоторые особо горячие головы предлагали даже убрать меня с должности редактора отдела и поставить его на мое место. Вот только руководитель отдела – это организатор беспрерывного потока информации. Сам он много писать не успевает, но при этом должен уметь управлять тематическими информационными потоками. На тот момент криминальный отдел заполнял своей информацией половину газеты и обеспечивал через день выход сенсационной первой полосы (то есть, главного материала номера). Поэтому мне и моим подчиненным просто некогда было пить водку. Молодое дарование уверовало в свою избранность. Увеличилось количество денег в кармане – увеличилась и дозировка выпитой им водки. Он сорвал один материал, переврал фактуру во втором. Устроил скандал с заказчиком рекламного материала. Попытался устроить дебош в придорожной шашлычке с размахиванием редакционным удостоверением и криками: «Да я щас про тебя такое напишу!» Когда из-за последней пьянки юного таланта была сорвана печать номера (номер попал к читателям не в пятницу, а в субботу-воскресенье и то только потому, что были очень хорошие отношения редакции с «Почтой России»), гениального парнишку все-таки уволили. А возвращаться ему было некуда – в уссурийские газеты его не взяли, а в его деревне газет не издавали. Занялся он тем же, что и делал раньше, до прихода в «Новости» - сезонными сельхозработами в составе бригады таких же туземцев, тратящих все заработанное тяжким трудом на «огненную воду». Через два года в редакцию пришла трагическая весть – вместе с другими коллегами по сельхозтруду, он купил паленой водки, выпил, долго мучался и умер. Ему было 23. Уже на похоронах выяснилось, что в семье он был приемным ребенком. С 10 лет новые родители пытались привить ему дисциплину и развивать его таланты. Однако в 14 его плохая генетика взяла свое парень начал пить. Когда он пришел к нам работать в 20 – приемные родители вздохнули спокойно, мол, парень нашел себя. То, что в 23 года из-за водки его жизненный путь оборвется никто и предположить не мог.
Поэтому, дорогие товарищи (господа или синьориты), помните, - здоровье, здоровье и еще раз здоровье. Чтобы не превратиться из таланта в пепел водочного фогня, вы всегда сохранять здравый смысл и ОБЯЗАНЫ находиться в высоком тонусе – в мозговом и физическом. И ещё. Что мозги работали как часы, нужно регулярно использовать те препараты, которые являются безвредными стимуляторами умственной активности – препарат «гинкго билоба» (улучшает мозговое кровообращение), качковский препарат L-глютамин (усиливает иммунитет, снимает утомляемость, увеличивает продолжительность физического труда), по возможности каждый день употреблять витамины, минералы и мёд (вместо сахара и варенья).
Может быть, я не дам вам единого универсального совета, как в одночасье сделаться успешным и процветающим в сфере журналистики и пиара. Но одно я вам могу гарантировать точно – я вам скажу, чего точно не нужно делать, чтобы не слить свою жизнь в унитаз.

  © 2013г. Огневский Александр Владимирович